«Мы можем – другие нет». Почему винный бар «Хороший год» «не такой»

15 ноября 2016 в 08:00
Автор: Анна Пилипенко Фото: Дмитрий Литвинский

Три месяца. Столько потребовалось Александру Кульбачко, Сергею Попову и Ирине Вдовиной, чтобы открыть винный бар «Хороший год», который сразу подчеркнул: «мы не такие, как все». Vsemenu by поговорили с учредителями бара и выяснили, что особенного скрывается за добрым названием.

Вино и тишина

Александр: Не каждый человек может воспринять вино более высокого уровня, не каждому оно понятно. «Ну зачем, если и дешевое хорошо». Беларусь только начинает открывать для себя то, к чему весь мир уже давным-давно пришел. Ведь совершенно нормально прийти с девушкой в бар не на пиво, а на вино. У тебя есть целый вечер, бутылка вина и хорошее настроение.

хороший-год-минск-9

Сергей: Мы создавали бар под определенную категорию гостей. Нам было непонятно, сколько таких всего есть в Минске и хватит ли их для того, чтобы заведение существовало.

хороший-год

Александр: Поэтому мы исходили из личных пожеланий: «Пришел бы я сюда? И почему бы я сюда пришел?». У нас нет диджея, плясок и стандартных атрибутов модного минского кафе. Каждый бокал открывает для тебя что-то новое, но при громкой музыке это сложно. Есть замечательная фраза «большие деньги любят тишину кабинетов». Так вот вино точно так же любит тишину.

«Мы можем – другие нет». Почему винный бар «Хороший год» «не такой» фото 3

Домовые на Зыбицкой

Александр: Я искренне убежден, что эксклюзивность места позволяет ему существовать практически везде, вплоть до Сухарево. Но именно Зыбицкая, на мой взгляд, в будущем станет кластером, точкой объединения всех кафе и заведений. Да, лешие и домовые здесь, конечно, гудят. Но теплая пора закончилась, и дорога ярости превратилась в тропинку ярости по выходным.

хороший-год-минск-2

Учиться вину в «Хорошем году»

Александр: Сколько бы шуток не было, вино – это не продукт снобизма. Вино – это прекрасно. Вину люди учатся. Никто не рождается специалистом. Мы учили наших официантов. Вложили в них очень много, чтобы у них была отдача. Они не просто принесут вам вино. Они подскажут, порекомендуют, помогут гостю определиться с выбором. Мы все из фильмов и шуток знаем, что есть какой-то мужчина в красивом пиджаке, который берет бокал вина, болтает его и говорит: «Это «Шато», правый склон такого-то холма, 75 год». Это все чушь. Не существует в мире дегустатора, который способен в слепом тесте точно определить год, место производства и характеристики определенного вина. Это скорее исключение, чем правило. Вино – это классное путешествие, путешествие к самому себе. Это когда тебя проводят за руку и тебе показывают. Отчасти именно для этого мы и открылись. Для того, чтобы помочь людям этому научиться. Важно подчеркнуть, что человек может приходить за вином на пробу. Те, кто за этим приходят, возвращаются.

«Мы можем – другие нет». Почему винный бар «Хороший год» «не такой» фото 5

За вино не стыдно

Александр: По пятницам и субботам мы сами приходим, консультируем гостей, ведем и предлагаем сделать ретроспективу. За любое вино в нашей карте мне не стыдно. Интересно не просто налить вино в бокал, а налить историю. У нас есть специальные дегустационные сеты, по которым можно узнать вина Франции. Можно попробовать 5 вин и сказать: «Я понимаю, что Бургундия не мое, а вот Долина Роны - это мое все. Если ехать во Францию, то высадите меня там с парашютом».

винный-бар

Белорусские вина есть и обязаны

Сергей: Они у нас есть в том количестве, в котором они должны быть. Ровно как белорусская водка и виски.

Александр: Как только в Беларуси появится такое вино, которое не стыдно будет пить самому, оно появится в самом начале винной карты. Очень хочу, чтобы оно появилось. Я перепробовал целую кучу белорусских вин. В Слониме, к примеру, начали делать плодовые вина, выдерживая их в бочках. Да, это большой шаг вперед, но не прорыв. Говорят, где-то в Пинске есть винодел, который из белорусского винограда производит отличное вино. Мы хотим туда поехать и сами посмотреть его винодельню.

хороший-год-минск-4

Бизнес НЕ по-белорусски

Сергей: У нас есть вина, которые есть и в других заведениях, но у них они стоят заметно дороже.

Александр: Все потому, что мы отказались от бизнеса по-белорусски и не влупили маржинальность 400%. Наценка у нас не сравнимая ни с одним минским заведением. А бизнес по-белорусски – это когда заведение открывается, выжимает из своих гостей все соки, делает наценку 500%, рассказывает об этом в новостях, приглашает модного диджея и потом благополучно закрывается, потому что оно разваливается. Здесь такого не будет. Я очень хочу, чтобы такой бизнес изжил себя. Мы вложили много денег и продолжаем это делать. И, безусловно, после первого месяца, когда мы проведем анализ, он покажет убытки.

Ошибки винных баров

Сергей: С точки зрения бизнеса, у них вообще все замечательно. А с точки зрения вина, они хоть и называются винными, но рассчитаны не на ту категорию гостей, на которую рассчитывали мы.

«Мы можем – другие нет». Почему винный бар «Хороший год» «не такой» фото 8

Александр: Большинство вин, которые представлены у наших коллег, не прошли в нашу карту из-за своей простоты. Это вино понятное. Точно также можно пить грушевый компот. Минск начал открывать вино с наших коллег: «Винного шкафа» и «Свободы, 4», но сейчас, я уверен, члены винных клубов в «Свободы, 4» просто не пойдут, потому что уровень напитков там абсолютно другой. Большинство вин, представленных в нашей карте, продаются в магазине целой бутылкой, но бокал никто не нальет ни в одном из заведений. Именно это одно из наших уникальных свойств. Мы можем предоставить вина по бокалам и рассказать о них, другие не могут. Для каждого вина у нас свой бокал.

«Мы можем – другие нет». Почему винный бар «Хороший год» «не такой» фото 9

Кроме вина

Александр: К нам иногда заходят и за крепкими напитками. К примеру, парень с девушкой: она хочет вино, а он ну не хочет его совсем. Специально для этого у нас есть и виски, и коньяк. А вот от водки мы отказались, кроме белорусской. В ней человек ничего не узнает. Зато у нас есть граппа – продукт дистилляции и перегонки винограда. Также у нас самая большая карта портвейна и хереса в городе. Они пользуются лютым спросом, особенно зимой. Человек с мороза забегает на рюмочку чего-то сладкого, обволакивающего, натурального.

«Мы можем – другие нет». Почему винный бар «Хороший год» «не такой» фото 10

хороший-год-минск

Опасный напиток

Сергей: Вино как болезнь, а она имеет свойство развиваться. Сначала ты просто пьешь. Потом тебе хочется это структурировать. Каждое вино пропускаешь через свой фильтр и анализируешь. Это уже та самая грань. Потом из своих ощущений, воспоминаний соотносишь аромат, вкус того или иного вина с едой. Когда приходишь к тому, что тебе не хватает знания и понимания, идешь учиться. Это уже все, ты пропал.

Александр: Опасный напиток. Ты начинаешь с покупки вина в магазине, а заканчиваешь покупкой билетов на Средиземное море на ПМЖ. Мы встречали таких людей, когда абсолютно успешный гражданин, покупает во Франции два виноградника и делает вино. Оно его когда-то захватило. У нас позиция такая: алкоголь - это ни в коем случае не напиться, не залить им серость и безысходность. Вино – это красиво. 

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить